Гербовые учреждения России

XVIII - начала XX веков

и их деятельность в области родовой геральдики

(2 часть)




Новый подъем интереса к родовым гербам происходит в конце XVIII века в связи с работой по составлению "Общего гербовника дворянских родов Всероссийской Империи".

Организация работы по его составлению возлагалась не на Герольдмейстерскую Контору с герольдмейстером, а на генерального прокурора А.Б. Куракина, который занял этот пост вкоре после смерти Екатерины II и оставался на нем до 8 августа 1798 года. В его руках концетрировалась очень большая власть - дела военные, финансовые, административные, полицейские, судебные, а также касающиеся личного состава. Поэтому вполне естественно, что и мероприятия, направленные на укрепление самодержавия, поднятие престижа царской власти и подчинения ей дворянства возлагались на генерального прокурора. "Отныне никакие заслуги предков, ни приобретенные "извечные" права, символом которых был родовой герб, не могли существовать без высочайшей воли монарха".

В "Общем гербовнике" нашли реализацию давние планы Петра I о создании полного сборника дворянских эмблем.

Значительность нового начинания заставила увеличить штат Герольдмейстерской Конторы, а затем произошло изменение ее положения: указом 27 мая 1800 года к Герольдмейстерской Конторе присоединяются чиновники, составляющие "Гербовник", и она получает название Герольдии и права коллегии. О.П. Козодавлев назначается директором Герольдии.

Изменение в положении учреждения, занимавшемся гербовыми делами, по-прежнему связано с работой по упорядочению дворянских списков. Герольдмейстер и его сотрудники занимались также делами о назначении и увольнении чиновников, повышении их в чине и т.п.

После смерти Павла Александр I восстановил жалованные грамоты дворянству, но не отменил работу по составлению "Гербовника". Значение Герольдии для решения дворянских дел все более увеличивалось. Уже в начале своего правления Александр I указом от 4 февраля 1803 года определил круг деятельности Герольдии следующим образом: "иметь точное и верное сведение о дворянских родах всей Империи; на каковой конец происхождения их и гербы по представленным доказательствам вносить учрежденным порядком в гербовник, выдавать со внесенных гербов копии; сочинять общий алфавит всем дворянам, оныя получившим, родословныя для выдачи просителям, дипломы на пожалования достоинства, грамоты на имения и разныя привилегии и патенты на чины".

Дела о принадлежности к дворянским родам, как и вообще все дела о дворянах, Герольдия обязана была докладывать Сенату. Кроме того, на Герольдию возлагалась обязанность проверки правильности действий дворянских собраний по составлению дворянских списков. И, наконец, в круг вопросов Герольдии входили дела о почетном гражданстве.

Увеличение числа дел, возложенных на Герольдию привело к определению ей в 1832 году нового штата и разделению занятий по экспедициям. Присутствие Герольдии состояло из герольдмейстера и его трех товарищей. По числу товарищей учреждались три экспедиции. Все дела, связанные с гербами, возлагались на превую экспедицию. В ее ведении находилось: изготовление грамот и дипломов, составление "Гербовника дворянских родов" и печатание его, выдача копий с гербов, выдача дворянских родословных, рассмотрение прав на княжеское, графское, баронское и дворянское достоинства, рассмотрение прав на дворянское достоинство купечества, выдача свидетельств на дворянство. Для выполнения всех указанных работ в штате первой экспедиции первоначально находились три художника и три чистописца. Но дел оказалось очень много, и в 30-х годах практикуется система создания "временных и постоянных" столов, из которых впоследствии создавались новые экспедиции. В результате, к началу 40-х годов штат Герольдии был доведен до 80 человек.

Несмотря на увеличение штата, Герольдия не справлялась с большим объемом работ, возложенным на нее. В 20 - 40-х годах XIX века происходит значительный рост сословия за счет служилого дворянства. На каждого нового дворянина Герольдия должна была написать диплом. По данным Сената в Герольдии производилось в год до 16,5 тысяч дел. В результате Герольдия вновь подверглась реорганизации. В 1848 году она стала Департаментом Сената со штатом в 90 человек. Главный круг деятельности Герольдии как Департамента Сената составляло дворянство. Департамент Герольдии состоял из трех экспедиций: первая и вторая ведали делами дворянства, занимались вопросами о почетном гражданстве, перемене фамилий, третья изготовляла акты. Здесь же составлялись гербовники и рисовались гербы, грамоты и дипломы, копии с гербов и родословных.

В этот период деятельности Герольдии в 1855 году была разработана "Инструкция о порядке производства дел о причислении к дворянству...".

Большая ответственность, возложенная на третью экспедицию, заставляла Министра Юстиции поставить вопрос о создании при Департаменте особого отделения, специализировавшегося только на квалифицированном производстве гербов и дипломов.

Все эти мероприятия привели к модернизации учреждения, ведавшего гербами.

Специальное подразделение по изготовлению гербов - Гербовое Отделение - было учреждено при канцелярии Департамента Герольдии 10 июня 1857 года. Отделение состояло из управляющего, секретаря, художника и чиновника-чистописца для письма. Были сформулированы также обязанности этого Отделения: правильное и согласное с требованиями геральдики составление проектов всех гербов, грамот, дипломов. Далее через Министра Юстиции они подлежали утверждению царем. После чего в Гербовом Отделении изготовлялась копия, которая и выдавалась заинтересованному лицу. За правильность составления гербов в соответствии с правилами герльдики, их соответствие лицу, роду или месту отвечал управляющий, поэтому он обязан был иметь в геральдике "все необходимые познания".

Управляющему надлежало также составлять библиотеку "геральдических сочинений, в особенности до России касающихся, архив родословных и других документов, имеющих связь с его занятиями, равно коллекции слепков с древнейших российских и иностранных печатей и предметов, до геральдики относящихся, и быть редактором геральдических сочинений..." Преобразование 1857 года оказалось последним. Гербовое Отделение Департамента Герольдии просуществовало до октября 1917 года.

Первым Управляющим Гербового Отделения в 1857 году стал хранитель нумизматического кабинета Эрмитажа Б.В. Кене. С его именем связан ряд мероприятий и нововведений в области русской геральдики, коснувшихся государственных, городских и дворянских гербов. При нем русские гербы попытались унифицировать и придать им черты, принятые в западноевропейской геральдике.

Знакомство с деятельностью гербовых учреждений XVIII - первой половины XIX веков показывает, что до середины XIX века у нас так и не существовало каких-либо утвержденных руководств и практических пособий по составлению дворянских гербов. Были положения, сформулированные еще в начале XVIII века при Ф. Санти, бытовала практика составления гербов, нашедшая оформление в первых десяти томах "Общего Гербовника". Заметим, что после смерти ваппенрихтера М. Ваганова, заслугой которого явилось составление девяти томов "Гербовника", составление десятого тома очень затянулось (1836 г.), а затем и вовсе прекратилось.

Для возрождения "Гербовника", создания новых гербов нужны были знания в области геральдики и разработка на их основе правил составления гербов. Не следует забывать, что приближалась серия реформ, поставивших Россию на путь буржуазного развития при сохранении роли дворянства в государственном управлении. Задачи по накоплению знаний в области геральдики Б.В. Кене успешно решил. Ему удалось собрать ценную личную библиотеку, в которой оказались книги по нумизматике, геральдике, сфрагистике, генеалогии и истории орденов. Управляющий Гербовым Отделением приобрел, таким образом, необходимые знания по предмету его деятельности, хотя современники отзывались не очень лестно о его знаниях в области геральдики, называя "самозванным геральдистом".

При Б.В. Кене (он умер в 1866 году) приступили к разработке правил составления дворянских гербов. Мы не можем сказать, какие геральдические пособия положил Б.В. Кене в основу своей герботворческой деятельности. Вопрос о необходимости нового руководства по составлению гербов неоднократно ставился на заседаниях присутствия Гербовом Отделения, обсуждался с герольдмейстером, докладывался Министру Юстиции. В результате Б.В. Кене представил собственный проект правил составления гербов, гербовых дипломов и грамот с рисунками, который был принят правительством. Скорее это были скомпилированные правила на общих геральдических началах, принятых во всех европейских государствах. С уверенностью можно сказать, что проекту упомянутых выше правил предшествовали рабочие предложения по различным вопросам, составленные Б.В. Кене и его сотрудниками.

В 1857 году в Департаменте Герольдии неизвестным автором была составлена "Записка о правилах составления гербов", где родовой герб определялся как "принадлежность отдельного рода, признанного Правительствующем Сенатом в дворянстве". Устанавливались необходимые части герба: "К полному гербу, кроме щита, принадлежит шлем, украшенный короною с нашлемником и наметом". Основываясь на том, что геральдика - наука средневековая, автор записки писал: "В гербах фигуры должны изображаться в соответственной средневековой форме, изображение же фигур классической древности и современных допускаемо быть не может. К гербу, по желанию просителя, прибавляется девиз, который может быть на русском, славянском и других языках".

Анализируя содержание этой записки, следует признать, что каких-либо серьезных предложений она не содержала. Важна сама мысль о необходимости регламентации составления гербов. Но, вероятно, эта записка не прошла бесследно. Некоторые ее положения явно отразились на содержании другой "Записки по делу о правилах составления гербов, гербовых дипломов и грамот", разработанной Б.В. Кене. Ее слушали и обсуждали в Гербовом Отделении специалисты по геральдике С.И. Афанасенко и В.В. Ленц. Основной тезис "Записки" Б.В. Кене следующий: "...до настоящего времени не существует в России утвержденных правил о составлении гербов и об употреблении в них различных Геральдических эмблем, на основании которых Гербовое Отделение могло бы утверждать или изменять представляемые в оное проекты гербов". Кроме того, в "Записке" подчеркивалось, что геральдические знания отсутствуют и у просителей: "лица, желающие иметь гербы, до сих пор не знают какие эмблемы и сколько частей в щите они имеют право испрашивать".

В 1859 году в Департаменте были приняты "Правила составления и утверждения гербов царской фамилии, гербов и дипломов на присвоение прав дворянства, княжеского, графского и баронского титулов и грамот губерниям, городам и местечкам".

Первый параграф "Правил" гласит: "Гербы суть эмблемы, составленные по известным средневековым геральдическим правилам..., употребляются теми лицами, которые пожалованы вместе с нисходящим их потомством на своих печатях, домах, утвари и прочих предметах, в знак собственности и владении". В нем, таким образом, определялось и закреплялось юридическое значение гербов как знаков, подтверждающих принадлежность вещей, на которых находится данный герб.

Определялись изображения гербов: "Все встречающиеся в гербах фигуры должны непременно иметь средневековую форму, почему в эмблемы гербов нельзя допускать: кадуцея, эскулапова жезла и других античных вещей, а также паровых машин, пистолетов, ружей и других новейших предметов". Как видим, правила повторяли положения, выдвинутые ранее.

Вводилось запрещение на буквенные и цифровые надписи: "Именные вензеля, надписи и означение года не допускаются в гербах, кроме надписей на девизах".

Высказывались соображения относительно оформления герба в целом: "Рисунок герба... должен, кроме подробного описания... и означения времени утверждения содержать в себе имя, отчество, фамилию и титулы лица, коему герб пожалован".

На основании всех материалов, имеющихся в распоряжении Гербового Отделения, вскоре была разработана "Инструкция Гербового Отделения Департамента Герольдии для составления гербов". Она определила порядок оформления гербовых дел. "Гербы родовые, - говорилось в Инструкции, - составляются по просьбам частных лиц, согласно с правилами геральдики". А далее определялось, как это должно быть: "Проситель в пояснительной записке о своем гербе, прилагаемой к прошению, может обозначать фигуры или эмблемы, из коих он желал бы составить герб или же представить рисунок вего герба".

Характерно, что здесь указывалось на предоставление документов, подтверждающих права на какие-либо определенные "фигуры" или "эмблемы". Это же прослеживается и по другим пунктам Инструкции. Так, следующий пункт гласит, что надо "избегать повторения эмблем, данных уже другому лицу...", то есть не было речи о связи эмблем о родопроисхождением данного лица. Но, с другой стороны, в Инструкции подчеркивалось, что может быть отражено в гербе: "Герб может состоять только из одного поля в щите, второе поле должно быть мотивировано: а) прибавлением фигур по особой монаршей милости...; б) ...вследствие исторических воспоминаний в гербах государственных деятелей и полководцев; в) соединением нескольких фамилий".

Для истолкования гербов полезно учитывать правила расположения фигур в щите, рекомендовавшиеся в Инструкции: "Следует, по возможности, изображать в щите только одну фигуру, составляющую главную эмблему герба, а если проситель пожелает еще другую, то второстепенная фигура помещается: а) во главе щита, или б) в конечности щита, или в) в правой или левой стороне от главной фигуры, или г) на какой-нибудь главной фигуре, например, столбе, поясе, перевязи, или д) нашлемнике".

И далее давались уже известные нам по другим документам правила употребления геральдических фигур: "Так как геральдика - наука средневековая и эмблематическая, то геральдические фигуры следует изображать в соответствующей средневековой форме и вследствие сего фигуры классической древности и мифологические, а также новейших времен, например, локомотивы, пароходы и новейшие орудия не должны допускаться в гербах".

Для определяния титула, древности рода и социального положения гербовладельца следует учитывать правила употребления в гербах шлема, корон и щитодержателей. "Каждому щиту, - указывалось в Инструкции, - принадлежит один шлем. Второй шлем дается баронам или соединенным фамилиям; три шлема графам и князьям, которые... могут иметь до пяти шлемов. Шлем древнерусской формы дается только в гербах древних русских родов, ведущих свое начало до царствования Петра Великого...; обыкновенный шлем княжеский есть серебряный открытый. Обыкновенный шлем графский - серебряный с девятью прутьями. Обыкновенный шлем баронский - стальной с семью прутьями. Обыкновенный шлем дворянский - стальной с пятью прутьями".

На происхождение рода указывала и корона: "Потомки князей, происходящих от Рюрика и Гедимина, имеют право поместить в гербах свою корону древнерусской формы, но багряного цвета и украшенную в середине золотым древневизантийским двуглавым орлом".

И, наконец, щитодержатели допускаются только в гербах титулованных родов и древних дворян. В виде исключения из правил "допускается выдача гербов с щитодержателями, изображающими новейшие исторические фигуры, как-то: солдат тех полков, в которых служили полководцы или которых они состоят шефами".

Инструкция, подготовленная Б.В. Кене для Гербового Отделения, представляет интерес в связи с вопросом о необходимости регламентации составления гербов. Правильность составления гербов - не единственное, что занимало Б.В. Кене. Его заботило художественное оформление грамот и дипломов на почетные достоинства. Еще раньше по приказанию Николая I Герольдия составила проекты листов для княжеских грамот и дворянских дипломов. Составленные тогда без вкуса и знания геральдики проекты не были утверждены императором. На двух листах он написал "дурно" и "очень дурно". Так как в Герольдии не было тогда хороших художников, то вопросы составления новых проектов поручили Герольдии царства Польского. Рисунки, доставленные из Варшавы в 1846 году, удостоились утверждения, и по ним изготовлялись грамоты и дипломы.

Общим недостатком являлось то, что все они были изготовлены с готическими украшениями, которые в России никогда и нигде не встречались, и с "фантастическими оружиями".

С тех пор русское искусство сделало большие успехи, и все подобные украшения в третьей четверти XIX века использовались в строгом русском стиле.

В 60-70-х годах за документы, связанные с правами на титул, взималась довольно большая плата. Так, за грамоту, диплом и герб с князей и графов взималось от 1035 до 1085 рублей, за баронский титул 780 рублей 15 копеек, с диплома на дворянства - 173 рубля, а за выдачу одного герба без грамоты такса была ниже - от 16 до 120 рублей.

В Гербовом Отделении пытались установить и особый сбор за внесение герба в "Гербовник". Министру Юстиции из Департамента Герольдии поступил рапорт об установлении пошлин за помещение герба в "Гербовник". В рапорте подчеркивалось, что "до настоящего времени лица, желающие внести свой герб в "Гербовник дворянских родов Российской Империи", при представлении о том прошении, никаких пошлин за помещение герба в "Гербовник" не уплачивали". Ходатайство об установлении пошлин не нашло поддержки и было отклонено.

Напомним, что правила составления гербов, выработанные в середине XIX века, не рекомендовали допускать в гербовые изображения "новейшие предметы". Однако, с течением времени это положение стало забываться даже специалистами. В конце XIX века П.П. фон Винклер утверждал, что "число негеральдических фигур бесконечно, так как создавая новый герб, можно внести в него и новые открытия в природе, новый плод искусства или фантазии человека". В геральдику - средневековую науку начинают активно проникать веяния нового времени.

Все трудности работы гербовых учреждений середины XIX века отразились на формировании и публикации томов "Общего гербовника дворянских родов". Россия вступала в капиталистическую формацию. Отмена крепостного права и последовавшие за ней буржуазные реформы: земская, судебная, городская и другие явились шагом превращения феодальной монархии в монархию буржуазную. В новых условиях дворянство сохранило свою корпоративную организацию, господствующее положение в управлении страной, однако появились и новые тенденции в жизни, которым надо было подчиняться. Рассылка отпечатанных экземпляров "Гербовника" оказалось теперь анахронизмом, слишком громоздким и тенденциозным, чтобы отвечать современным интересам дворянства. Тем не менее, Гербовое Отделение Департамента Герольдии и в новых условиях продолжало свою работу.

Герботворческая деятельность Гербового Отделения Департамента Герольдии в конце XIX - начале XX веков подвергалась значительной критике. Ю.В. Арсеньев отмечал: "...геральдический щит превращается в нечто совершенно отвлеченное и к действительности уже более не относится, с этих пор начинает появляться в гербах множество несущественных привесок и добавлений, которые не имеют основания в существе дела. Старинные геральдические правила начинают постепенно забываться и исчезать, и при недостатке правильного понимания, в геральдику вторгается произвольность...". Между тем, в среде научной общественности начал активно подниматься вопрос об исторической ценности материалов, отложившихся в геральдических учреждениях. Начало этому было положено научным оформлением ряда вспомогательных исторических дисциплин, в том числе и геральдики, которые начали читаться в Петербургском и Московском археологических институтах.

Поэтому не случайно к Гербовому Отделению Департамента Герольдии потянулись ученые, но архив его оказался малодоступным. В.К. Лукомский - будущий создатель геральдики как вспомогательной исторической дисциплины - так писал по этому поводу в одной из автобиографий: "В 1905 году, (5 апреля) поступил на работу в Департамент Герольдии Сената, имея в виду в дальнейшем использовать в научно-исследовательских целях богатейший, но совершенно недоступный для посторонних ученых (не служащих Герольдии) архив, заключающий в себе материалы ценнейшие для истории господствующих феодальных и бюрократических классов с петровских времен и до последних дней". В конце XIX - начале XX веков должность Управляющего Гербовым Отделением занимал А.П. Барсуков, который умер в 1914 году.

В марте 1914 года членом присутствия Гербового Отделения был назначен молодой и энергичный сотрудник - помощник обер-секретаря Департамента Герольдии В.К. Лукомский. В июле 1914 года он "командирован к исправлению должности Управляющего Гербовым Отделением", а в марте 1915 года назначен Управляющим. К тому времени, помимо полученного им университетского юридического образования, он прошел курс в Петербургском археологическом институте и являлся действительным членом многих научных обществ и архивных комиссий. С 1912 года он читал лекции по русской геральдике в Петербургском археологическом институте.

Сразу же по принятии должности Управляющего В.К. Лукомский начал работу по подготовке реформы в Гербовом Отделении, которая, по его мнению, должна была коснуться улучшения художественного оформления геральдических документов и актов. Для этого им был приглашен известный художник Г.И. Нарбут, приступивший к выработке новых художественных образцов.

В то же время В.К. Лукомский принимал меры к пополнению геральдической и генеалогической библиотеки Гербового Отделения, необходимой в практической и справочной работе, поставил вопрос об активной издательской деятельности.

В последние годы существования Гербового Отделения продолжалась работа по составлению и утверждению гербов. Последний XXI том, как мы знаем, составлялся при Временном правительстве в 1917 году.

Подводя итог более чем 200-летней деятельности гербовых учреждений в России, отметим, что она протекала, главным образом, в плане практической работы по составлению и утверждению родовых гербов. Поскольку работа гербовых учреждений связывалась со службой дворян, все ее результаты были мало доступны, особенно на последнем этапе, для исследователей-историков. Нежелание открыть двери гербовых учреждений для исследователей объяснялось плохим составлением архива, который подвергался уничтожению малоквалифицированными чинвниками. Вместе с тем следует отметить, что в Гербовом Отделении велась справочная работа, которая позволила создать "Эмблематический сборник утвержденных гербов" и другие справочники, полезные для дальнейшей работы с гербами.

В Гербовом Отделении сложилась библиотека, нужная не только в практической работе, но и для научных исследований. И, наконец, в Гербовом Отделении образовался коллектив, который не только выполнял функции по составлению гербов, но и оказался способным престроить работу в новых условиях после октября 1917 года.

(Из книги И.В. Борисова (Ильина) "Родовые гербы России")


Герольдмейстеры: С.А. Колычев (1722), И.Н. Плещеев (1722-1731), П.А. Квашнин-Самарин (1731-1740), Н.М. Желябужский (1740-1753), В.Е. Ададуров (1753-1755), Ф.П. Квашнин-Самарин (с 1755), Н.А. Головин (1765-1769), М.М. Щербатов (1771-1777), А.А. Волков (и.о., 1777-1783), Л.И. Талызин (и.о., 1783-1794), П.П. Щербатов (1796-1798), А.П. Адодуров (1798-1799), Е.К. Кромин (1799-1800), В.С. Грушецкий (1800, 1804-1817), П.А. Мансуров (1818-1822), А.К. Криденер (1824-1827), А.П. Званцов (1827-1837), Г.В. Пефт (1838-1841), Д.Н. Замятин (1841-1847), И.П. Толстой (1848-1850), В.Д. Философов (1850-1851, 1854-1856), И.Д. Булычев (1851-1854), А.Е. Матюнин (1856-1857), Н.И. Стояновский (1857-1859), Л.М. Муравьев (1860-1867), Б.П. Хвостов (1867-1871), П.П. Орлов (1871-1874), А.Д. Батурин (1874-1878), Е.Е. Рейтерн (1878-1889), Н.И. Непорошнев (1889-1894), Ф.И. Шамрай (1895-1914), А.А. Живкович (1914-1917).

Директор - О.П. Козодавлев (1800-1802).

(По материалам энциклопедии "Отечественная история")


Гербовые учреждения России (1 часть)

Главная страница | Статьи | Гербы губерний | Домашняя страница


деревянные бытовки дешево