Символика меча в русской государственной геральдике

XVII - первой четверти XVIII вв.


(1 часть)




Изучение русской государственной геральдики ставит перед исследователями вопросы, связанные не только с основными элементами герба, такими как двуглавый орел, ездец - св. Георгий, но и с другими, второстепенными геральдическими знаками. Их изучение представляется интересным и важным в связи с тем значением, которое имеют государственные эмблемы, как носители определенных официальных политических идей своего времени. Причем для России нового времени существенно рассмотрение государственной геральдики с точки зрения соотношения в ней эмблем светских и религиозных. В частности, этот вопрос важен в связи с тем, что некоторые авторы склонны рассматривать эпоху петровских преобразований как резкую грань между религиозной эмблематикой Московской Руси и светской - первой четверти XVIII вв. В настоящей статье предполагается обратиться еще к одному элементу русской государственной геральдики этого времени - мечу. Его изображения встречаются как в сочетании с другими фигурами - двуглавым орлом, ездецом, так и самостоятельно.

Среди рассматриваемых в настоящей статье памятников с изображением меча значительное место занимают знамена, так как изображение официальных инсигний на них имеет большое значение, да и функция самих знамен такова, что помещавшиеся на них эмблемы несли значительную иделогическую нагрузку. В работах по русской геральдике меч никогда не являлся предметом специального рассмотрения. Лишь в своей статье о символике петровских знамен К.К. Мамаев немного касается изображения меча и делает вывод, что это одна из новых эмблем, вызванная к жизни петровскими преобразованиями, в частности, усилением светского начала в жизни страны. По мнению К.К. Мамаева, меч, как элемент знаменной символики, появился впервые в России в 1700 г. на полковом знамени Преображенского полка. Он трактовал его как чисто светскую эмблему. Композиция - меч, рассекающий змею, которая была помещена на ротных знаменах Луцкого полка 1712 года, рассматривалась им как механическое заимствование из широко известного в России того времени издания "Символы и емблемата".

Символы и Емблемата
Титульный лист книги "Символы и Емблемата", 1705 г.

Однако самое раннее известное нам изображение меча на официальной инсигнии относится к середине XVI в. На откосе знамени "великий стяг" Ивана Васильевича Грозного 1560 года из собрания Оружейной палаты изображен меч. Его интерпретация в этом случае тесно связана со всей композицией, помещенной на полотнище и расшифрованной многочисленными надписями на кайме: "Видение Иоанна Богослова. И видех небо отверсто, и се конь белъ и седяй на немъ, нарицашеся веренъ и истенненъ и въ правди судитъ и брани сотворитъ, очижъ ему еста яко пламенъ огненъ, и на главе его венцы мнозии и мы имать написано еже никтоже токмо Он Самъ. Иже оружиемъ избиени седящего на коне и изшедшимъ изо устъ его: и видехъ единаго Ангела стоящаго на солнце и возопий гласом велиимъ ко всемъ птицамъ парящимъ посреди небеснымъ: приидите и соберитеся на вечери великого Бога да снесте плоти Царей и плоти крепких и плоти коней и седящихъ на нихъ и плоти всехъ свободныхъ, и рабовъ и малыхъ и великихъ". В нижнем углу полотнища у древка, на кайме изображение св. Иоанна Богослова и надписи: "Видение Иоанна Богослова", "Св. Ап. Иоаннъ Богословъ в лето 7068". В центре полотнища в круге изображен Христос на белом коне и сопровождающие надписи: "ИС ХС", "Царь Царемъ и Господъ Господемъ", "Оболченъ въ ризу очервлену кровию и нарицается имя его слово Божие и имать на ризе и на стегне своем имя его слово Божие и имать на ризе и на стегне своем имя написано Царь Царемъ и Господъ Господемъ". По сторонам круга изображены херувимы и серафимы, а под ним - воинство небесное, эти изображения сопровождаются надписями: "И воинство небесное идяху въ следъ его на конехъ серебныхъ оболчены въ висонъ белъ и чистъ" и "изо устъ его изыде оружие остро, да темъ избиетъ языки". На откосе в круге архангел Михаил, скачущий на коне с мечом и патриаршим крестом в руках; и изображением меча, т.е. собственно "оружие остро". Вероятно, знамя это было изготовлено во время Ливонской войны. Таким образом, уже в середине XVI в. изображение меча встречается на государственной регалии, каковой является хнамя царя, а также на ряде полковых знамен. Очевидна связь этой эмблемы с Апокалипсисом - видением Иоанна Богослова.

Напомним начальные строки этого произведения: "Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мной; и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих. Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей".

Приведенные надписи на знамени Ивана Грозного также заимствованы из Апокалипсиса, а изображения - иллюстрации к ним. Многофигурная композиция знамени подчиняется закономерностям построения живописных произведений грозненского времени. "Если в начале века (XVI) многофигурные композиции ограничивались в лучшем случае десятками, если не единицами фигур, хотя и считались явно перегруженными, - пишет О.И. Подобедова в книге "Московская школа живописи при Иване IV", - то теперь они населяются толпами, число действующих лиц может нередко исчисляться чуть ли не сотнями (особенно если учесть приемы построения толпы или войска). Все эти многолюдные сборища волнуются, перемещаются, населяя, казалось бы, иконные и стенные плоскости повышенным движением, а на самом деле... оставаясь статичными и скованными".

Апокалипсическая символика сохраняется и на знаменах XVII в. Аналогичными стягу Ивана IV 1560 г. были большие полковые знамена середины XVII в. В 1688 г. Запорожскому войску было пожаловано знамя с изображением двуглавого орла, над которым на кайме было помещено изображение Вседержителя, в короне о трех венцах и в ризе красного цвета, а по сторонам надпись: "Верен и истинен и правосудный воин, очи же ему еста яко пламень огнен и на главе его венцы мнози, и облечен в ризу червлену кровию и нарицается имя его слово Бжие, и из оуст его изыдет оружие остро, да тем избиет языки, и той упасет жезлом железным". На многих прапорах XVII в. на косицах помещены изображения мечей, а на одном на косице изображение меча и надпись "Иссеку отъ лица его враги его". К концу XVII в. относится группа ротных знамен солдатских полков, возможно, иноземного строя, на которых помещено изображение выходящей из облака согнутой в локте руки в латах с мечом. Упомянем еще знамя, на полотнище которого - рука с мечом, крест с расширяющимися концами и полумесяц. Эта, внешне чисто геральдическая эмблема, широко известна на европейских знаменах XVI-XVII вв. К концу XVII в. относятся два знамени полков иноземного строя, на одном из которых изображены перекрещенные скипетр и меч, наложенные на корону, на другом - в той же композиции два меча. На их принадлежность России указывает то, что в обоих случаях в верхней части знамени помещен патриарший крест на Голгофе с орудиями страстей.

Особую группу составляют памятники, на которых изображен двуглавый орел, держащий в лапе вместо державы меч. К 1667 г. относится первое известное нам подобное изображение, помещенное в сочинение Симеона Полоцкого "Орел Российский". Толкование вложено в уста Полиимнии: "...скипетр в деснице Орла российского знаменует багодать; меч же царский - на злых людей. Дий посылает скипетр, а Арей меч". Аналогичное изображение двуглавого орла со скипетром в одном лапе и с мечом в другой помещено и на фронтисписе книги Л. Барановича "Трубы слове праведних" 1674 г. На так называемом знамени церевны Софьи 1680-х гг. ее портрет помещен на груди орла, держащего в лапах пальмовую ветвь и меч. В связи с этим интересно отметить, что двуглавый орел, держащий в одной лапе скипетр и меч, а в другой - державу, изображен на большом пехотном знамени 1690 г., на котором помещены портреты царствующих братьев Ивана и Петра Алексеевичей. Около орла в клеймах надпись: "И покровы яко орелъ гнездо свое милосердие и человеколюбие собра все языки гнезда земнаго въ Тройце славити Бога единаго; въ десныхъ надъ нохтяхъ жезлъ или скипетръ и мечъ, жезломъ сокрушить, яко сосуды скудельничи, языки поганыхъ, не знающихъ Бога, и всяка супостата и врага". 1695 годом датируется стрелецкое знамя, на одной стороне которого изображена сцена Страшного суда, на другой - двуглавый орел, на груди которого - портреты Ивана и Петра Алексеевичей, а в лапах - копье и меч. Орел со скипетром и мечом в одной лапе и державой в другой изображен также и на прапоре конца XVII в.

Таким образом, очевидно использование изображения меча в русской государственной геральдике допетровского времени. Причем, следует указать на его двойную семантику. Наряду с символикой, восходящей к образам Апокалипсиса, встречаются изображения, где меч трактуется как символ власти, то есть фигурирует наряду со скипетром в лапах орла.

Если иконографически этот тип восходит, вероятно, к образцу герба Священной Римской империи, то символические корни следует искать в средневековом мировоззрении. Основой его служило учение о "двух мечах". По изречению евангелиста Луки, для управления людьми бок вручил два меча: светский и духовный. Этим обосновывалось наличие двух господствующих сил: государственной власти и "священства" (церкви, regnum et cacerdotium). В толковании папы Геласия (492-496) обе эти силы ставились в равное положение. В конце XI в. учение о "двух мечах" получило новую трактовку. Сторонники папы утверждали, что духовный меч выше светского, так как он способен поражать и самих носителей светского меча - королей и императоров. Больше того, светский меч вручается монархам духовной властью при обрядах коронации и помазания на царство. Сторонники императора доказывали, ссылаясь на Геласия, что оба меча равны, а крайние генрихианцы (так называли приверженцев Генриха IV) доказывали даже, что оба меча принадлежат императору и он по своей воле вручает духовный меч епископам (практика королевской инвеституры прелатов).

В качестве иллюстрации к учению о "двух мечах" приведем миниатюру из манускрипта Geste des Saxons de Lunebourg 1442-1448 гг., на которой изображен бог, вручающий два меча светскому и церковному государям: императору и папе. Как символ светской власти меч фигурирует на миниатюре из Бамбергского сакраментария 1002-1014 гг., на которой изображена коронация императора, получающего знамя и меч. Таковы истоки семантики меча, как символа власти.

Наряду с этим существует и символ Божьего меча, карающего неверных, восходящий к образу Апокалипсиса. В европейской знаменной символике XVI-XVII вв. широко используется изображение согнутой в локте руки с мечом, иногда выходящей из облака, иногда облаченная в латы, которое расшифровывается как "рука бога". В качестве примеров приведем несколько знамен: датское 1618-1648 пехотного полка Фридриха III, саксонское 1618-1648 полка Франца Альбрехта, английские 1642-1651 личной гвардии Эссекса и полка сэра Уильяма Сандерса Букингемширского, польские кавалерийские штандарты и морские флаги XVII в. Причем в Польше эта эмблема читалась не только как рука бога, но и являлась специальным знаком короля, то есть синтезированы оба символа меча. Подобный синтез двух понятий втречается и в раннем средневековье. Так, в XI в. Агобар Лионский описывает меч, переданный папой императору, как символ подчинения варварских народов, дабы они могли принять веру, и расширения пределов царства верующих, то есть "меч духовный" как бы передается в руки светского государя и происходит слияние "двух мечей" в единый, несущий в себе идею светской и духовной власти, а также являющийся символом божьего меча, направленного против неверных. Аналогичные идеи были заложены и в изображениях меча на русских государственных инсигниях XVI-XVII вв., которые мы рассмотрели выше.

Для иконографии этой проблемы большой интерес представляет титульный лист книги "Меч духовный еже есть глас божий", изданной Л. Барановичем в Киеве в 1666 г. Здесь представлены изображения Христа на коне с мечом, выходящим из его уст, воинство небесное с мечами, крест на державе, представленный в виде меча, держава опирается на два меча с надписями "ветхий завет" и "новый завет", которые держат царь Давид и апостол Павел и т.д. Таким образом, можно видеть синтез двух символов меча - религиозного и светского.

(По материалам статьи Г.В. Вилинбахова "Символика меча в русской государственной геральдике XVII - первой четверти XVIII вв."
в сборнике научных трудов "Геральдика: Материалы и исследования"
, 1987)


Символика меча в русской государственной геральдике (2 часть)

Главная страница | Статьи | Гербы губерний | Домашняя страница